«Реакция публики зависит прежде всего от того, как ведут себя сами библиотекари. Если они с беспокойством говорят о своей профессии или начинают рассматривать библиотечное дело в терминах других наук (и прежде всего информатики), окружающие начинают воспринимать библиотекарей как униженных или незначительных людей. Если же вы веселы и не стесняетесь того, что вы являетесь библиотекарем, посетители библиотеки это запомнят и впредь будут относиться к библиотекарям гораздо лучше. Надо говорить правду, чем занимается каждый конкретный библиотекарь, и не прятаться за красивыми терминами»

К. Кунц

Постоянные читатели

понедельник, 15 марта 2010 г.

История профессии

Зародилась профессия с появлением первых рукописных книг, однако в обязанности входил лишь оперативный поиск нужного экземпляра. В настоящее время библиотекарь не только выдаёт литературу по абонементу на руки или в читальные залы, но и оптимизирует подбор необходимой читателям литературы, а по анализам читательских заявок содействует комплектации фонда библиотеки, её каталогизации и учёта хранения.…


Кладези мудрости


Библиотеки — это память человечества.
Бернард Шоу
Библиотекарь — очень древняя профессия, ей уже больше четырех с половиной тысяч лет! Возникла она вместе с шумерской культурой, где впервые появились глиняные каталоги. Первыми библиотекарями считают писцов, составивших собрание глиняных табличек приблизительно в 2500 году до н. э. Им пришлось быть не только библиотекарями, но отчасти и юристами, поскольку основная часть табличек содержала юридическую информацию.
С появлением папируса писцов-библиотекарей становилось все больше. В эпоху Нового царства фараоном Рамзесом Вторым было собрано уже более 20 000 папирусов. Затем в VII веке до н. э. появились собрание книг ассирийского царя Ашшурбанипала и библиотеки храма Эдфу в Египте… И вот, наконец, в Греции появляется само слово «библиотекарь», произошедшее от греческого  — собрание книг.
Поначалу библиотеки были частными. Ими владели такие великие мужи Эллады, как Платон, Аристотель, Евклид, Еврипид. Библиотекарями служили рабы. Но как только в Афинах появилась первая публичная библиотека Писистрата, место библиотекаря сразу же стало уважаемым и почетным, а значит, доступным только для свободных граждан. Представляете, какую нужно было иметь эрудицию (да и физическую выносливость!), чтобы обслуживать восьмое чудо света — Александрийскую библиотеку, состоявшую более чем из 700 000 свитков рукописных книг! А ведь работало там всего несколько человек. Им приходилось быть в буквальном смысле универсалами, поскольку в Александрийской библиотеке, помимо книгохранилища и читальных залов, находились также обсерватория, зоологический и медицинский музеи — их обслуживание тоже входило в обязанности библиотекарей.
В Риме библиотеки располагались в основном на загородных виллах. Их хранители из простой обслуги со временем превратились в изысканных интеллектуалов, с которыми не гнушались обсуждать философские вопросы даже самые высокомерные патриции. Именно тогда библиотекари стали заниматься собиранием и описанием древних библиотек, чем и спасли такие раритеты, как библиотеки Митридата, македонского царя Персея, Аристотеля. Иными словами, в работу библиотекаря уже тогда вошли не только механически обслуживающие и просветительские, но и чисто научные функции.
Функции эти в Средние века постепенно развивались и совершенствовались. В это время основные библиотеки сконцентрировались в монастырях, а хранителями книг стали монахи, на которых была возложена теперь и еще одна обязанность — переписывание книг для их дальнейшего сохранения и распространения. И это требовало от библиотекарей не только грамотности, но и колоссальных знаний практически во всех областях жизни. Таким образом, библиотекари стали одними из тех, кто подготовил эпоху Возрождения.
В эту эпоху были созданы две крупнейшие европейские библиотеки со специальным штатом обслуживания: библиотека Лоренцо Медичи и Ватиканская, обладавшие обширным собранием античных рукописей, первопечатных книг и сочинениями античных авторов. Огромную роль в эпоху Возрождения сыграли и университетские библиотекари. Именно они стояли у возникновения национальных библиотек, основу которых во многих странах составили королевские библиотеки. Небывалый до того времени рост числа книг стимулировал интерес библиотекарей к практическим проблемам организации фондов и каталогов. Библиотекари превращались в ученых. А свидетельством уважения к этой профессии служит фреска в старой библиотеке Ватикана 1477 года: на фреске изображен библиотекарь, попадающий прямо в рай.
Вслед за Возрождением начиналась новая эпоха, требовавшая все большего распространения знаний и, соотвественно, библиотек. Под контролем церкви в различных странах появлялись даже школьные библиотеки. Научная деятельность библиотекарей вышла на международную арену, когда в 1740 году в Европе было создано «Commercium literarium» (Книготорг, выражаясь современным языком) — учреждение для обмена изданиями между библиотеками Европы и Северной Америки.
В России библиотечное дело развивалось похожим образом. Первое летописное указание на русскую библиотеку относится к 1037 году, когда Ярослав Мудрый собрал писцов для перевода греческих книг и переписки уже имеющихся славянских. Книги Ярослав приказал хранить в Софийском соборе Киева. Впрочем, тогда собрание книг не называлось библиотекой, а монахи, ее обслуживавшие, — библиотекарями. Впервые подобные названия встречаются в знаменитой Геннадиевской библии, которая была переведена и переписана в Новгороде в самом конце XV века (1499). Греческое слово  было для русских людей непривычным, поэтому на полях против него переводчик непременно делал пояснение: «книжный дом», «книжная казна», «архив». Библиотекари же назывались книгохранителями.
Русские библиотеки, несмотря на свое монастырское происхождение, сразу создавались как универсальные. В них хранились церковные сочинения, книги по грамматике, логике, поэтике, юриспруденции, астрономии, географии, философии, а также притчи, загадки, разнообразные поучения, сборники рассказов на греческом языке, сочинения энциклопедического характера. Это неизбежно требовало от библиотекаря-монаха столь же универсальных знаний. Более того, в те времена библиотекарям нередко приходилось становиться воинами — сражаться с татаро?монголами или с войсками удельных князей. И они доблестно делали свое трудное дело. Ведь не зря к лику святых оказались причислены Евфросинья Полоцкая, имевшая одну из богатейших русских библиотек, и Тимофей-библиотекарь. Словом, к XII веку «книжные дома» и монахи-летописцы были уже во Владимире, Рязани, Чернигове, Ростове, Суздале, Полоцке и Пскове.
В течение долгих пяти столетий только благодаря воле, вере и стараниям хранителей книг теплился на Руси огонек письменной культуры. Но с развитием русского государства, его науки и промышленности началась новая жизнь библиотек и библиотекарей. С появлением приказов появились и приказные (ведомственные) библиотеки, которые обслуживались уже специальными работниками — приказными дьяками. Для этой работы требовалось непременное знание современных иностранных языков, а также латыни. Необходимо было удовлетворять запросы не только служащих, но и преподавателей созданной в 1687 году Академии, а с 1696 года — даже иностранных послов. Это требовало знаний все большего объема, и постепенно библиотекари стали разделяться по более узким специальностям; например, выделились библиотекари Пушкарского и Аптекарского приказов и Приказа печатного двора. Хранители книг становились специалистами по технике, военному делу, фортификации, архитектуре, астрономии, математике, геометрии, географии и другим наукам. К тому же, книги тогда выдавались не только людям образованным, но и различным мастерам, например, литейщикам. Это тоже требовало от библиотекарей определенной гибкости. Именно приказные библиотекари выросли в следующем веке в библиотекарей светских, независимых от государства и монастырских уставов. Именно они заложили основы библиотечной мысли на весь просвещенный XVIII век.
Государственные реформы в сфере политики, экономики, культуры и образования, проведенные в России в первой четверти XVIII века Петром I, имели огромное значение также и для развития библиотек. Наиболее важным событием в этом ряду стало учреждение в 1714 году в Санкт-Петербурге первой в России государственной научной библиотеки, которая была передана в 1724 году в ведение Академии наук. К тому времени библиотекари уже завоевали столь высокую репутацию, что сам Петр рассматривал их как «командиров над академиками». Библиотекари вели заседания ученого совета, планировали поручения академикам, выслушивали их отчеты. Начался золотой век библиотекарей, так или иначе ставших настоящими исследователями. Им приходилось пополнять фонды частными коллекциями, собраниями некоторых Приказов, покупать и обменивать книги, устанавливать связи с «Commercium literarium» и с заграничными научными учреждениями. Также библиотека Академии наук получала обязательные экземпляры всей литературы, напечатанной в отечественных типографиях. На библиотекарей была возложена и обязанность переводить на русский язык греческих и латинских авторов. Для всего этого требовалось блестящее образование, и если поначалу библиотекарями становились только энтузиасты-самоучки, то к середине XVIII века практически все они были выходцами из Академии или иностранцами с титулами и европейским образованием. Известный историк В. Н. Татищев (1686 —1750) говорил, что «библиотекарь должен быть многих наук и разных языков наученный, к тому ж прилежный читатель». Такой уровень культуры позволял библиотекарям входить в высокие научные и аристократические круги. Благодаря этому профессия стала еще более уважаемой и более того — выгодной в карьерном и денежном отношениях. И если в России большинство этих людей известны лишь узкому кругу профессионалов, то в Европе, например, служил библиотекарем сам великий Гете!
Специализация библиотекарей продолжала углубляться с возникновением большого количества научных библиотек разного профиля. Так, в 1756 году возникла репертуарная библиотека Русского драматического театра, в 1757-м — библиотека Академии художеств, в 1765-м была учреждена библиотека Вольного экономического общества, специализирующаяся на книгах по экономике и сельскому хозяйству. Одновременно начинают свою деятельность и университетские библиотеки. И все они открыли свои двери не только для специалистов, но и для посторонних. Библиотекарям пришлось учиться работать не только с книгами, но и с людьми.
Наконец, 27 мая 1795 года в Санкт-Петербурге была создана Императорская Публичная библиотека, к работе в которой стали привлекаться лучшие силы российских библиотекарей. Работы оказалось много, очень много: ведь библиотека основывалась на трофейном собрании, в котором из 250 имевшихся книг только восемь было на церковнославянском и русском! Пришлось срочно приобретать книги, изданные в России и в других краях на русском и церковнославянском языках, что в свою очередь потребовало увеличения штата и учреждения новых должностей. Директором этой библиотеки, впервые расположившейся в специально построенном для нее здании, стал французский дипломат и историк М.-Г. Шуазель-Гуффье.
Наступил XIX век — воистину век книги, век библиотек и век библиотекарей. Известно ли вам, что знаменовавший своей смертью начало этого века прославленный авантюрист и самый знаменитый любовник мира Джакомо Казанова был библиотекарем богемского замка Дукс? Бурно развивается типографская деятельность, что способствует росту числа книг и библиотек: в России открылись пять новых университетских библиотек, открылись библиотеки при Институте инженеров железнодорожного транспорта, Технологическом институте, Институте гражданских инженеров. А это неизбежно влекло за собой все возрастающий спрос на библиотечных служащих. Денежные ассигнования на их содержание отпускают уже не только частные лица, как раньше, но и правительство. Можно сказать, что профессия становится престижной, работать в библиотеки теперь уже и в России идут выпускники университетов и академий, писатели, художники. Тридцать лет работает библиотекарем Публички известный русский баснописец Иван Андреевич Крылов. Будучи библиотекарем московской Румянцевской библио-
теки, создает свое философское учение Николай Федоров. Гениальный математик Николай Лобачевский заведует библиотекой Казанского университета. Почти пятьдесят лет отдает библиотекарскому делу известный петербургский историк, археолог и музыкальный критик Владимир Стасов. Также служат библиотекарями писатель Владимир Одоевский, языковед с мировым именем Николай Марр… Даже Александр Блок одно время хотел устроиться библиотекарем в Академию наук!
Но библиотекарей все равно не хватает, ибо в стране возникает новый тип библиотек, принадлежащих различным научным обществам. Общества истории и древностей российских, испытателей природы, минералогические, физико-технические, математические, географические, сельскохозяйственные появляются не только в обеих столицах, но и в провинции. И при каждом из них — обязательное собрание книг. Вновь пришлось реорганизовывать систему комплектования библиотек, для чего впервые были разработаны научные методики. С этого же времени особое внимание уделяется сохранности фондов и строительству новых специальных зданий. Библиотекари начинают подразделяться на библиографов, библиотековедов и книговедов. А со второй половины XIX века они становятся еще издателями и журналистами, поскольку крупные библиотеки начинают издавать свои научные журналы.
Казалось бы, расцвет библиотечного дела в России был близок. Однако к началу XX века огромная, но все еще толком не отлаженная система русских библиотек терпит крах. Обилие типов и видов библиотек, отсутствие общих уставов, а также взаимодействия и планов развития, подчиненность различным ведомствам — все это затрудняло работу библиотекарей. К тому же, фонды стали огромными. Так, в Румянцевской библиотеке насчитывалось уже около миллиона томов, в Публичной — 800 тысяч. Системы учета и обработки устарели, библиотекари не справлялись, назревала реформа.
Переворот 1917 года принес и горе, и преобразования. Библиотеки пострадали от разрухи и разграблений, многие библиотекари — хранители знаний, культуры и традиций — погибли или эмигрировали. Возникли неожиданные ограничения, например, в частных библиотеках не разрешалось иметь более 500 (в ученых — 2000) книг. Но на фоне всех потерь произошло и одно положительное нововведение — библиотечная система была приведена к некоему единообразию. Уже в первые годы советской власти возникли основы принципиально иного подхода к организации библиотечного дела: библиотека стала важнейшим социальным институтом. На основе национализированных фондов были созданы новые библиотеки. А в тех научных библиотеках, которые продолжали свою деятельность в новых условиях, были проведены коренные изменения относительно порядка обслуживания читателей. И главным ново-введением явилось то, что научные библиотеки были открыты для массового читателя через межбиблиотечный абонемент. Увы, пришедшие на смену старым зубрам молодые полуграмотные библиотекари наделали немало ошибок, что привело к гибели части фондов крупных научных библиотек. С этого времени престиж профессии библиотекаря начинает медленно, но верно угасать, хотя доверие и уважение к этому труду в стране держится еще долго. Но все-таки библиотечное дело было поставлено на научную основу, начали открываться специальные высшие учебные заведения для подготовки библиотекарей.
Впрочем, сам труд библиотекаря стал все чаще сводиться к справочно-библиографическим обязанностям и управленческим задачам вроде комплектования фондов иностранной литературы, разработки инструкций по каталогизации, составлению региональных сводных каталогов. Вместо свободного творца библиотекарь становился внутриведомственным чиновником. После Великой Отечественной войны окончательно сформировалась сеть научных и специальных библиотек, но в библиотечном деле снова назревал кризис. Библиотеки и их работники катастрофически отставали от мирового уровня как в техническом, так
и в научном отношении.
Кроме того, работе мешала идеология. На любой книжной выставке, независимо от ее тематики, требовалась непременная демонстрация трудов классиков марксизма-ленинизма, материалы очередного съезда КПСС в обязательном порядке выставлялись на самой видной полке. Периодически те или иные неугодные книги изымались из фондов по указанию Горлита, причем списание этих книг строго проверяли соответствующие органы.
Алла Михайловна вспоминает, что в середине 1970?х несколько сотрудников библиотеки Кировского района на свой страх и риск сохранили запрещенные книги в подвале складского помещения. Это были номера «Нового мира» с Солженицыным и «Тарусские страницы» — литературно?художественный сборник, опубликовавший в 1961 году в числе других авторов М. Цветаеву, Н. Коржавина, Б. Окуджаву. И вот однажды комиссия районной администрации решила осмотреть подвал. Но ровно в тот момент, когда члены комиссии со-брались пройти в дальний угол, где лежали спрятанные журналы, из трубы, лежавшей на их пути, повалил пар. Комиссия поспешила покинуть подвал, так и не обнаружив «антисоветчину». А пар в нужный момент пустил сантехник, по договоренности с библиотекарями. Такая вот почти детективная история.
Тем не менее в читальных залах библиотек всегда было много посетителей, ведь с литературными новинками в те годы можно было познакомиться только в библиотеке — в магазинах хорошие книги были дефицитом. Студенты могли найти для занятий нужные книги и материалы в основном тоже только в библиотеке. Нехватка нужных книг при огромных тиражах — это парадокс советского периода.
1990?е годы принесли немало и плохого, и хорошего. Библиотеки стали не только закрываться, но и исчезать вообще. Например, вместе с обкомами и райкомами исчезли их библиотеки — а в них были неплохие фонды. Сотни предприятий меняли форму собственности, перепрофилировались, закрывались, объявляли себя банкротами и прекращали финансировать свои библиотеки. Большинство профсоюзных и ведомственных библиотек были закрыты.
Но с тех же девяностых годов начался новый этап. Стало происходить техническое переоснащение библиотек и превращение их в культурные центры на основе новых технологий. Библиотеки становились центрами информации. Как говорится в одном современном заявлении библиотекарей: «Мы сами — весьма разнородная группа и обслуживаем еще более разнородные сообщества. Однако все мы согласны с тем, что несмотря на существующие различия, есть нечто, объединяющее нас в монолит, — это то, что мы все библиотекари. Наш единый язык — язык информации. Наше общее поле деятельности — сообщество читателей в школах, университетах, в публичных библиотеках и на предприятиях. Наша общая работа — обеспечение свободного доступа к информации всем, кто в ней нуждается».
Сегодня сотрудник библиотеки должен обладать знаниями в области современных информационных, компьютерных технологий. В соответствии с новыми требованиями, предъявляемыми к профессии, модифицируются программы образовательных учреждений, студенты обучаются работе с широким спектром электронных ресурсов. Образование, предоставляемое библиотечными вузами, становится более многогранным. Выпускники вузов востребованы в различных сферах информационной деятельности.
 

Библиотека великого визиря всегда была при нем

Абдул Кассим Исмаил, великий визирь Персии (X век), всегда находился рядом со своей библиотекой. Если он куда-то отправлялся, то библиотека «следовала» за ним: 117 000 книжных томов перевозились на четырехстах верблюдах. Причем книги (то есть верблюды) располагались в алфавитном порядке.

Комментариев нет:

Отправить комментарий