«Реакция публики зависит прежде всего от того, как ведут себя сами библиотекари. Если они с беспокойством говорят о своей профессии или начинают рассматривать библиотечное дело в терминах других наук (и прежде всего информатики), окружающие начинают воспринимать библиотекарей как униженных или незначительных людей. Если же вы веселы и не стесняетесь того, что вы являетесь библиотекарем, посетители библиотеки это запомнят и впредь будут относиться к библиотекарям гораздо лучше. Надо говорить правду, чем занимается каждый конкретный библиотекарь, и не прятаться за красивыми терминами»

К. Кунц

Постоянные читатели

суббота, 20 марта 2010 г.

Модно ли быть библиотекарем? Исследование

Молодежь и библиотека, молодежь и благо-деятельность – это темы двух последних исследований социологической группы МРМОО «Гуманистическое движение молодежи».
«Серая мышка» или «синий чулок» - такие ассоциации часто возникают при слове «библиотекарь». 

Почему молодые люди становятся библиотекарями, как они ощущают себя в этой профессии, какие стереотипы существуют в обществе о работе библиотекаря – этим вопросам посвящено исследование «Профессиональный выбор молодёжи: работник бюджетной сферы (case-study «библиотекарь»)».
Сфера культуры и люди, в ней работающие, редко пользуются вниманием общества, и еще реже становятся объектом изучения, а ведь именно уровень развития культуры ярче всего говорит об уровне развития страны. «…А вот некоторые говорят: «Ну, и что там, библиотека, что, туда ещё кто-то ходит? И что там делать?” То есть, как-то очень скептически к этому относятся.» (Т., 32 года)

«… Библиотекарь всё равно, мне кажется, какой-то образец культуры, в какой-то степени, и педагог тоже. Поэтому надо находить контакт с читателем – это самое главное». (Л., 32 года«…ну, вот известный такой стереотип, что библиотекарь – это «серая мышь», да…как обычно в кинофильмах показывают…тихая, неприметная, да…хотя это неверно совершенно…огромное количество здесь интересных людей…» (Л., 32 года)
«…Совершенно недавно вот я сказала одному молодому человеку, что я библиотекарь – он восхитился. Вот, серьёзно. Может быть это, конечно, знаете, какая-то старомодная вещь, да, раритетная профессия, потому что в основном все экономисты, бухгалтера, предприниматели, и юристы. А тут вот библиотекарь – каждый день ты и не встретишь библиотекаря. И он прямо аж так: «Ой, ты что?». А я говорю: «А что?». Он говорит: «Нет, ну там же столько надо знать, такой объём информации». То есть, он восхитился». (Т., 32 года)
«…преподаватели, медицина, образование, учителя – они бюджетники, мы, вроде как, тоже бюджетники. Но как-то вот, знаете, говорят, что все равны, но почему-то они равнее. И мы как-то всё равно бюджетники, но, наверное, с маленькой буквы, а они – бюджетники с большой. Поэтому вот не знаю, всё равно чувствуется по отношению к культуре какая-то, ну… недооценка, да, недооценка.. Ну да, вот те же врачи – они находятся на каком-то другом уже положении. То есть о них думают. Вот, в том году, ну, какие-то изменения были даже, в тех же зарплатах». (С., 32 года) 

«Ну…это, в первую очередь, техническое оснащение…что работаем на допотопном уровне…Компьютеров нет просто…нет выхода в Интернет…а это все надо, очень трудно без этого…очень маленькая зарплата…» (О., 30 лет)
Второе исследование, которое закончила этим летом социологическая группа «Молодежь и благодеятельность: опыт эмпирического изучения» Здесь вы найдете резюме.
Ниже вы можете прочитать оба исследования.
Читайте исследования - это интересно!

 РЕЗЮМЕ
«Результаты социологического исследования на тему:
«Молодежь и благодеятельность: опыт эмпирического изучения», Апатиты, 2007

Социологическое исследование на тему «Молодежь и благо-деятельность: опыт эмпирического изучения» было  выполнено в сроки с 01 февраля по 30 апреля 2007 г.
В разработке метода и инструмента исследования, обработке и анализе эмпирических данных, написании отчета принимали участие Д.А. Федотов, Э.С. Клюкина, О.Н. Попова, Т.Е. Кундозерова.
Сбор эмпирических данных был осуществлен студентами специальности «Социология» Кольского филиала Петрозаводского государственного университета – А.А. Ковалевой, Е.Н. Шаровой.
 ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ
Актуальность темы исследования обусловлена тем, что молодежь как социально-демографическая группа, выделяемая на основе обусловленных возрастом особенностей социального положения молодых людей, их места и функций в социальной структуре общества, специфических интересов и ценностей, является особым объектом исследовательского внимания. Социальное самочувствие молодежи, являясь интегральным показателем ее жизнедеятельности, зависит от множества факторов. Так, в условиях  трудной экономической ситуации, роста социальной напряженности, ухудшения состояния здоровья населения и т.д. одним из показателей социального самочувствия молодежи являются действия, предпринимаемые с целью решения трудных жизненных ситуаций. Структура жизненных проблем молодежи усложняется за счет проживания в неблагоприятных климатогеографических условиях Кольского Севера. С другой стороны, молодежь, живущая в новых социально-экономических условиях, представляет одну из наиболее динамичных социальных групп. Именно молодежь обладает тем потенциалом адаптивной гибкости, который обеспечивает возможность формирования и усиления необходимых для ее жизнедеятельности ресурсов.
Результаты социологического исследования, проведенного с целью изучения степени включенности молодежи в систему реципрокных обменов в рамках социальных сетей поддержки, позволили сделать вывод о том, что основными ресурсами молодежи, которые способны оптимизировать повседневную жизнедеятельность молодежи, являются сетевые ресурсы, понимаемые как ресурсы социальных сетей поддержки, представленные реципрокными отношениями молодежи с родственным и дружеским окружением.* При этом, как показали полученные в ходе исследования результаты, основными функциями обменов в родственных, дружеских, соседских сетях являются, прежде всего, моральная поддержка, экономическая помощь, включающая в себя систему неформального кредитования (готовность дать деньги в долг), безвозмездную денежную и натуральную помощь, что позволяет сделать предположение о возможности установления стабильных отношений и контактов в рамках сетей, поддерживающих молодежь. При этом  интересно отметить, что молодежь включена в систему реципрокных отношений, являясь носителем роли «реципиента», но также выполняя и «донорские» функции в социальных сетях поддержки.
В этой связи возникает исследовательский вопрос – насколько включена молодежь в систему отношений, не предполагающих получение ответного дара в виде материальной ценности или услуги от «благополучателя» – т. е. в благо-деятельности.  И при этом мы пытаемся вывести этот вид социальных отношений за пределы реципрокных обменов.
Цель и задачи исследования. Целью данного социологического исследования является изучение деятельности молодежи по оказанию незнакомым нуждающимся людям и/или социальным группам безвозмездной помощи на добровольной основе, направленной на решение социальных проблем (благо-деятельность). Реализация поставленной цели возможна посредством решения следующих исследовательских задач:
1.Выявить соотношение ролей благо-получателя и благо-деятеля в системе актов добровольной поддержки с участием молодежи;
2.Выявить формы добровольной поддержки на безвозмездной основе,  в осуществлении которых принимают участие представители молодежи;
3.Определить структуру мотивов участия молодежи в благо-деятельности;
4.Выявить установки молодежи на оказание нуждающимся людям и/или социальным группам безвозмездной помощи на добровольной основе, направленной на решение социальных проблем.
Объектом исследования выступили лица в возрасте от 18 до 29 лет, проживающие в г. Апатиты Мурманской области.
Предмет исследования – участие молодежи в деятельности по оказанию добровольной поддержки на безвозмездной основе.
Методом сбора данных выступило стандартизированное личное интервью (face-to-face) по месту учебы / работы респондента.
Тип исследования – выборочное. В исследовании была использована совмещенная районированная выборка с квотами по половозрастному признаку.
Объем выборочной совокупности составил 625 человек.
Обработка данных – компьютерная с применением программы SPSS.10.0.
ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ
Сформированная нами исследовательская модель позволила сконструировать основные формы поддержки, осуществляемой молодежью на безвозмездной основе, с опорой на следующую схему: «донор» (далее – благо-деятель), передающий материальные ценности или  оказывающий услуги, и реципиент – благо-получатель, не принадлежат к общей группе с формально закрепленными или неформальными связями (родственники, соседи, друзья и т. д.), в которой могут происходить реципрокные обмены. Участниками таких отношений выступают незнакомые друг с другом люди. При этом благо-получателем выступает конкретное лицо или группа лиц, некий условный (номинальный) обезличенный адресат («жители города», «молодежь г. Апатиты и т. п.), а также материально-вещественная среда (здания, объекты, территории, имеющие историческое, культовое, культурное или природоохранное значение).
Принятие роли благо-деятеля происходит добровольно, а роль благо-получателя – результат давления обстоятельств, когда человек самостоятельно не может преодолеть трудную жизненную ситуацию (здесь скорее речь идет о добровольно-принудительном принятии роли).
«Продуктом» деятельности по оказанию безвозмездной поддержки является некое «благо», полученное адресатом, которое не приобретает форму товара, или же бесплатная помощь, не требующая ответной услуги. В ходе обобщения полученной информации были выделены следующие формы такого рода поддержки: предметно-вещественная (в виде натуральной помощи, помощи денежными средствами) и благо-деятельность (включающая в себя добровольческий труд и оказание услуг).
Полученная в ходе проведения исследования информация позволила сформировать представление об участии молодежи в деятельности, свободной от социального, экономического и других видов принуждения, суть которой – бескорыстная направленность на решение социальных проблем.
Анализ соотношения ролей благо-получателя и благо-деятеля в системе актов поддержки позволил сделать предположение о том, что молодежь выступает преимущественно в качестве носителя роли благо-деятеля. При этом наиболее представленной группой мотивов благо-деятельности являются мотивы нравственно-ценностного характера альтруистической направленности. Вторая группа мотивов – мотивы целерационального характера эгоцентрической направленности, то есть предполагающие некую выгоду для самого благо-деятеля (данная группа мотивов преобладает среди мотивов участия в добровольческой деятельности).
Дальнейшее изучение феномена молодежной благо-деятельности, его социологическое осмысление, предполагает, на наш взгляд, изучение функций и специфики данной социально значимой, свободной деятельности, направленной на создание особого продукта – блага, добра.

Отчет о проведении социологического исследования на тему:
Профессиональный выбор молодёжи: работник бюджетной сферы (case-study «библиотекарь»), Апатиты, 2007


АННОТАЦИЯ

Социологическое исследование на тему «Профессиональный выбор молодёжи: работник бюджетной сферы (case-study «библиотекарь»)» было  выполнено в сроки с 10 января по 15 июня 2007 г.
Список исполнителей:
Разработка метода и инструмента исследования, обработка и анализ эмпирических данных, написание отчета: Федотов Д.А., Клюкина Э.С., Попова О.Н.
Сбор и ввод эмпирических данных:Лангханс М.В., Крючков К.Н., Кундозерова Т.Е., Шарова Е.Н. 

СОДЕРЖАНИЕ

I. Общие сведения об исследовании ……………………………………….4
II. Характеристика этапа
    сбора первичной социологической информации………………………7
III. Анализ материалов фокусированных интервью……………………..11
IV. Выводы по результатам исследования………………………………..29

I. Общие сведения об исследовании

- Выбор профессии, определение себя внутри профессионального поля и «обживание» этого поля – важные характеристики социального самочувствия молодёжи.
- Тема профессионального выбора как части самоопределения молодёжи разрабатывается отечественными исследователями достаточно давно и последовательно, однако необходимо заметить , что в большинстве случаев это происходит с использованием количественных методов исследования и ориентировано, как правило, на попытку выяснения профессиональных предпочтений выпускников учебных заведений различного уровня , либо на удовлетворённость людей, занятых в той или иной профессиональной сфере, условиями своего труда и профессиональными перспективами.
Нас интересует другое направление исследований в этом тематическом поле, более близкое собственно социологии профессий (как разделу социологии труда и организаций ) и тому, что обозначается как социальная антропология профессий . В рамках данного направления основными вопросами, интересующими исследователей, становятся такие вопросы как изучение профессиональных («номических» - остающихся в пределах социальной нормы) субкультур, нормы и стереотипы поведения той или иной профессиональной группы, мотивации профессиональной стабильности (сохранение себя в профессии) и профессионального роста, характер внутрипрофессиональных связей и т.д. При этом оптимальным результатом совместных усилий исследователей, занимающихся этими вопросами, видится своеобразная «картография профессиональных групп», в которой со временем были бы представлены разные профессии и различный опыт пребывания в том или ином профессиональном поле.
В нашем случае выбранная тема исследования представляет собою ни что иное, как сознательно ограниченный - рамками одной из т.н. «бюджетных» профессий, рамками одного города и рамками определённой возрастной группы - вариант решения общей, на наш взгляд, для социологии профессий задачи подобного «картографирования». 
Цель данного исследования – определение основных характеристик такой группы «бюджетных» работников, как библиотекари сквозь призму их биографического и профессионального опыта, получение ответов на следующие исследовательские вопросы:
- возможно ли при таком определении основных характеристик уловить какую-либо «типичность» биографического опыта участников профессиональной группы, повторяемость основных этапов «попадания в профессию»?
-  может ли идти речь о своеобразном молодёжном «биографическом стандарте» малой профессиональной группы?
-  какова основная мотивация молодых участников данной профессиональной группы при решении оставаться в рамках выбранного профессионального поля?
- какими видятся участникам профессиональной группы основные черты их профессии?

Объектом исследования выступила группа людей, работающих в библиотечных организациях муниципального подчинения, входящих в состав Централизованной библиотечной системы (ЦБС) г.Апатиты.
Предметом исследования являются биографические рассказы библиотекарей, их взгляды на свой и чужой профессиональный опыт, оценка системы подготовки профессиональных кадров,  рассуждения о положительных и отрицательных сторонах своей профессии.
В рамках данного исследования была использована  комбинация      качественных   (фокусированные    интервью, контент-анализ и просопография)      методов    исследования.
Дополнительным источником информации явились справочные данные о кадровом составе и структурных подразделениях муниципального учреждения Централизованная библиотечная система г.Апатиты, предоставленные руководством этого учреждения.
 В результате выборочного обследования было проинтервьюировано 7 человек, работающих в различном качестве (библиотекарь, библиограф, ведущий специалист) в библиотечных организациях муниципального подчинения, входящих в состав Централизованной библиотечной системы (ЦБС).

II.Характеристика этапа сбора первичной социологической информации

Непосредственно перед началом сбора данных путем интервьюирования, с целью  получения предварительной информации об исследовательском поле,  информантам было предложено  заполнить анкету, сориентированную на следующие вопросы:

1.Как Вас зовут? (укажите, пожалуйста, Ваши фамилию, имя и отчество).
2.Когда и где Вы родились?
3.Какое образование Вы имеете? Где, в каком городе учились, в какой период?
4.Кто Вы по специальности (по диплому)? Совпадает ли Ваша специальность с той деятельностью, которой Вы занимаетесь в настоящее время?
5.Опишите, пожалуйста, коротко Вашу профессиональную биографию (где и в течение какого времени Вы работали, какую должность занимали).
6.Каково Ваше семейное положение?
7.Есть ли у Вас дети?

Полученная информация была использована при подготовке программно-методического инструментария дальнейшего исследования.
После разработки первоначального варианта вопросника интервью в период с 10 по 20 января 2007 года участниками группы было проведено пилотажное исследование с целью апробирования инструментария, в ходе которого были внесены необходимые поправки и дополнения, в результате чего был оформлен окончательный вариант сценарного листа для фокусированного интервью, со следующим предполагаемым разделением материала по блокам:

1. Биографический рассказ:       -  родители, семья
                                                      -  воспитание в семье
                                                      -  общительность, друзья (до школы)
                                                      -  школа (влияния, специализации, интересы)
                                                      -  дополнительное образование
                                                      -  контакты с представителями своей будущей
                                                         профессии
                                                      -  общительность, друзья (школьный период)

2. Выбор профессии:                  - альтернативы (отсутствие альтернатив)
                                                      - мотивация выбора
                                                      - ситуация поступления в ВУЗ / техникум
                                                      - обучение в ВУЗе / техникуме
                                                      - общительность, друзья (ВУЗовский период)
                                                      - сомнения в правильности сделанного
                                                        выбора
                                                      - общая оценка подготовки выпускника к
                                                        профессиональной деятельности

* в отдельных случаях – смена профессии

3. Профессиональная карьера:    - начало работы
                                                        - трудности начального периода работы
                                                        - общительность, друзья ( проф. период)
                                                        - стандарты профессионального поведения
                                                        - значимые события в профессиональной
                                                          сфере
                                                        - понимаемые перспективы (отсутствие
                                                          перспектив) профессионального роста
                                                       
* в отдельных случаях – параллельная деятельность                                                       

4. Привлекательные стороны профессии, профессиональные трудности,
    идеальные условия профессиональной деятельности

Полевой этап исследования был осуществлен с 10 февраля  по 25 марта    2007 года. Рабочая группа в составе Д.А. Федотова, Э.С. Клюкиной, М.В. Лангханс, К.Н. Крючкова, О.Н. Поповой, Т.Е. Кундозеровой, Шаровой Е.Н. занималась сбором фокусированных интервью с отобранными по ряду критериев информантами.
В качестве информантов выступили люди, работающие в библиотечных организациях муниципального подчинения, входящих в состав Централизованной библиотечной системы (ЦБС).
В целом информанты проявили интерес к исследованию и охотно шли на контакт с интервьюерами.

III.    Анализ материалов фокусированных интервью

Наше «case-study» ограничено одним учреждением – МУ «Центральная библиотечная система» г Апатиты, которое мы рассматриваем как учреждение типичное по целому ряду показателей (в частности, молодые сотрудники составляют 17-18% от общего числа работающих специалистов, что практически совпадает с общероссийскими данными о процентном соотношение молодёжи и сотрудников среднего и старшего возрастов среди работников библиотек ).      
Одним из условий отбора информантов для последующего интервьюирования являлась предполагаемая возрастная однородность профессиональной группы (предельной возрастной границей, определяющей отношение к «молодёжи» мы обозначили возраст 35 лет).
Эта однородность, в свою очередь, эмпирическим  путём подтвердилась через ряд показателей, таких как:
- полная односторонняя «гендерная репрезентативность» (все интервьюируемые - женщины);
- полная локальная идентичность (все респонденты родились в г. Апатиты, на короткое время покидали его, по возвращении устраивались на работу; все рассматривают г. Апатиты как место своего постоянного проживания);
- опыт работы в библиотечных организациях (минимальный стаж – 4 года, максимальный – 15 лет);
- высшее или среднее специальное образование (в большинстве рассматриваемых случаев образование – первое или второе - соответствует сегодняшнему профессиональному статусу респондентов);
                                                                                                                
Таблица 1
Респонденты
возраст    Место рождения и проживания    Семейное положение    Стаж работы
С., 32 года    Апатиты    незамужем    6
Т., 32 года    Апатиты    незамужем    4(8)
Л., 32 года    Апатиты    незамужем    15
Т., 35 лет    Апатиты    незамужем    15
Ю., 22 года    Апатиты    незамужем    5
Н., 32 года    Апатиты    замужем
2 детей    10(11)
О., 30 лет    Апатиты    замужем
1 ребёнок    6

                                                                                                                    Таблица 2
Респонденты
возраст    Образование    Специальность
    Профессиональный статус
С., 32 года    Высшее    Логопед, воспитатель    Ведущий специалист, библиотекарь
Т., 32 года    Высшее
Среднее специальное    Воспитатель
Библиотекарь    Библиотекарь
Л., 32 года    Среднее специальное
Высшее    Библиотекарь    Библиотекарь
Т., 35 лет    Среднее специальное
Высшее    Библиотекарь
Преподаватель    Библиограф
Ю., 22 года    Среднее специальное    Библиотекарь    Библиотекарь
Н., 32 года    Высшее    Библиотекарь-библиограф    Ведущий библиограф
О., 30 лет    Высшее     Бухгалтер    Библиотекарь
Логическая схема анализа материалов интервью предполагала выделение двух основных аналитических пространств:
I. Анализ биографической части интервью, с обращением внимания на следующие темы:
(1) Первичная социализация: социальное происхождение, семейный контекст, образ жизни в родительской семье.
(2) Вторичная социализация: школьный опыт, группы сверстников в подростковом возрасте, формы детской и юношеской активности, студенческий опыт
(1)  Материалы интервью дают возможность говорить о разнообразии представленных вариантов опыта родительской семьи: пять респондентов выросли в полных семьях, двое – в неполных (один родитель – мать); четверо были единственными детьми в семье, трое росли с братьями и сёстрами. В двух случаях можно говорить о прямом продолжении профессионального пути одного из родителей – матери работают библиотекарями, ещё в одном – бабушка является заведующей библиотекой. Во всех полных семьях отцы – представители «некнижных» профессий, таких как машинист, предприниматель, инженер.
Родители и старшие родственники (бабушки и дедушки) достаточно часто в рассказах о детстве респондентов упоминаются как «значимые другие»
«…для меня такими людьми всегда были родители мои…они для меня и были, и будут такими образцами…и в смысле любви к работе, в смысле добросовестности в работе, и в смысле житейском…умения жить, так сказать…умения построить жизнь…вот.» (Л., 32 года)
«…а бабушка наша, она такая…ну, у нас в семье главная именно бабушка…» (Т., 35 лет)
« …в дедушке что мне очень нравилось, это характер. Он такой был стальной, знаете, сказал – отрезал. Значит,  в семье, кстати, он у нас был авторитет. Все считались с его мнением, вот, и как-то побаивались. Такой человек должен быть в семье, который держит семью, сплочённо» (Н., 32 года)
Наличие домашней библиотеки и декларируемая любовь к чтению с детства – постоянно повторяющиеся мотивы анализируемых биографических рассказов:
«…запоем книжки читала.» (Т., 32 года)
«…сказки, конечно, очень любила…еще безумно любила Волкова, Александра Волкова…все его книги…» (Л., 32 года)
«… а еще мне очень нравилась поэзия…самая разнообразная…У меня бабушка очень долго собирала книги про поэтов, сборники поэтические, да…особенно эпическая поэзия…у меня одной из самых любимых книг моих была «Калевала», я читала ее просто взахлеб…» (Т., 35 лет)
«Читать очень любила…Ну, так как мама библиотекарь, у нас и дома книг было огромное количество я с детства, так сказать, среди книг все время…» (О., 30 лет)
Единственное, но правда, радикальное исключение – детство среди книг при совершенно равнодушном к ним отношении:
«Честно скажу, нет. Открою страшную тайну…библиотекарь не любит читать…нет, действительно, не люблю…и не любила, как ни странно…То есть при том, что росла, по сути, с книгами, да, тем не менее,  не любила…Ну, может быть, потому что, как бы…ну, знаете, позиция такая: книги под боком, значит, как бы, всегда успею почитать, да…говоришь себе: вот, завтра почитаю, а завтра говоришь – послезавтра почитаю…ну и так далее. Так что…не любила.» (Ю., 22 года)
Какое-либо прямое влияние семьи на последующий выбор профессии во всех анализируемых интервью либо отрицается полностью:
«Ну, роль родителей в этом отношении вообще была никакой, потому что они всегда говорили: «Вот тебе выбирать, и что ты хочешь, то и делай». Это точно.  Мама и папа у меня никогда не настаивают что-то там, специально. Так сказать, не направлял. Он сказал, что ты сама должна выбрать, чем заниматься.» (Т., 32 года)
«…у меня у мамы политика такая, что она не направляет. Она как бы советует, но не направляет, то есть не настаивает. То есть она считает, чтобы никого потом в жизни не винить, делаешь выбор сам – что в личном плане, что, там, в профессиональном.» (Н., 32 года),
либо относится в поле смутно понимаемых респондентом «традиций»:                      
«…все-таки и мама у меня библиотекарь…так что была, что называется, дорожка проторена…» (Л., 32 года)
«…ну, и, естественно, бабушка…фактически я продолжаю ее…дело, так сказать…преемственность такая своеобразная.» (Т., 35 лет)
     
(2) Описание школьного опыта задаётся позицией «твёрдой хорошистки»:
«…не отличница была, конечно…но так…середнячок наверное…троек не было почти, закончила я вообще без троек…так что…вроде бы нормально училась…» (Л., 32 года)
«…Училась я хорошо, ну, может быть, не была, там, великой отличницей, но, по крайней мере, была твердой хорошисткой…мне хватало, родители тоже были довольны…» (О., 30 лет)
«В школе тоже училась нормально…отличницей не была, но оценки хорошие были. И это, в принципе, по всем предметам было так…то есть не было такой ситуации, когда, скажем, какой-то предмет вообще отлично знаешь, да, и одни «пятерки», а какой-то вообще никак…нет, у меня все ровно шло…вот. При этом, как бы, не было какой-то ориентации…ну, то есть у меня у самой направленности на какие-то предметы…» (Ю., 22 года)
Ни одна из интервьюируемых не выделила в числе любимых в школе предметов литературу (по сути, наиболее близкий  их сегодняшнему профессиональному полю предмет), а в ряде случаев литература обозначается как дисциплина откровенно скучная, неинтересная
«Наверное, потому, что я любила читать то, что мне самой нравилось…а не то, что надо было, что задавали…» (О., 30 лет)
Школьные учителя очень редко и скупо описываются в качестве «значимых других»:
«…в обычной школе такой была учительница по биологии…это были просто примеры людей, которые очень любят свою работу…» (Т., 35 лет), вариант влияния школьного учителя на дальнейшее профессиональное самоопределение встречается только один раз, да и то как пример ориентации на ту профессию, которую респондент так и не получил:
«…мне классная руководительница говорила: «Таня, иди учись, из тебя хороший психолог выйдет».(Т., 32 года)
Внешкольная активность всех интервьюируемых весьма высока и разнонаправлена, типичным для её общей характеристики можно признать следующее высказывание:
«Вообще, я  человек, можно сказать, очень разносторонний. То есть меня в детстве интересовало всё.» (Т., 32 года)
Как продолжение этой «заинтересованности всем» - три достаточно важных обстоятельства:
а) практически каждый респондент говорит о своей ориентации на организованные формы внешкольной деятельности (кружки, клубы по интересам, ансамбли народных инструментов, студии и т.д.), либо на «домашнее времяпровождение»: «…ну, то есть, если есть дилемма – почитать новую книгу или погулять, тут только первое, без сомнений вообще…» (О., 30 лет);
б) среди описываемых вариантов внешкольной активности полностью отсутствуют спортивные;
в) ни один из видов внешкольной активности, за исключением музыкальной школы в одном случае, не «доводится до конца» - для респондентов характерна постоянная смена интересов, в ряде интервью есть признания в том, что им скучно было заниматься чем-то одним продолжительное время.
«Средняя» позиция в школьном образовательном пространстве и разнонаправленная (т.е. несфокусированная) внешкольная активность в сумме дают вполне ожидаемый результат в момент окончания школы и возникновения необходимости определяться с будущей профессией. Все интервьюируемые, за исключением одного («потомственно ориентированного» на получение профессии библиотекаря), описывают эту ситуацию либо как ситуацию «ошибочного решения» (поступление в ВУЗ на специальность, в которой позже разочаровывается), либо как ситуацию полной растерянности. В конечном итоге выходом из этой растерянности становится именно то профессиональное положение, которое респонденты занимают сейчас, и в большинстве случаев это подчинено той общей формуле, которая прозвучала в одном из интервью:
«…абсолютно не думала о том, что стану библиотекарем…а вот соприкоснулась, и оказалось, что это мое.» (О., 30 лет).
По биографической части представленных интервью достаточно легко можно сконструировать несколько сценариев получения профессионального образования в данной области:
а) поступление после школы в среднее специальное учебное заведение (техникум, училище) по специальности «библиотекарь» или «библиограф» - работа в библиотеке;
б) поступление после школы в среднее специальное учебное заведение (техникум, училище) по специальности «библиотекарь» или «библиограф» - работа в библиотеке с параллельным заочным обучением в ВУЗе по тем же специальностям;
в) работа в библиотеке  с параллельным заочным обучением в ВУЗе по специальности «библиотекарь» или «библиограф»;
г) работа в библиотеке  с параллельным заочным обучением в среднем специальном учебном заведении (техникум, училище) по специальности «библиотекарь» или «библиограф»;
          Среди опрошенных нами респондентов нет ни одного человека, который бы был сориентирован на получение высшего профессионального образования по специальностям «библиотекарь» и «библиограф» после школы. Объяснено это может быть, на наш взгляд, с учётом двух следующих обстоятельств:
- во-первых, скорее всего професии библиотекаря и библиографа не входят в «набор ВУЗовских ожиданий» выпускника школы (т.е. не воспринимаются ни как желаемые профессии, ни как профессии, требующие подготовки на уровне высшего образования);
- во-вторых, достаточно часто встречается биографический сюжет поступления в среднее специальное учебное заведение соответствующего профиля случайно, в силу сложившихся обстоятельств (например, недобор баллов при поступлении в ВУЗ совсем по другой специальности);

II. Анализ проблемно-ориентированной части интервью, с выделением таких тем, как:
(1) проблемы профессионального поля
(2) стереотипы и автостереотипы восприятия профессии
(3) мотивация присутствия в данном профессиональном поле

          (1)  Одной из активно описываемых интервьюируемыми проблемных ситуаций является ситуация изменений, произошедших в читательской среде за последние несколько лет. Респонденты достаточно чётко обозначают её:
«… два-три года назад читателей было много…в будничный день человек семьдесят проходило, это как минимум…вот так вот где-то…а вот сейчас читателей стало гораздо меньше…» (Ю., 22 года)
«Да…уменьшилось количество читателей…достаточно сильно уменьшилось…» (О., 30 лет),
но при этом отсутствует какая-либо драматизация, есть понимание того, что эти изменения не являются необратимыми,
«Нет, Вы знаете, четкой динамики, я думаю, не прослеживается…Если она и есть, то скорее по возрасту: ну, скажем, период полового созревания, извините, тут ребенок уже мало ходит и мало читает…его заботит мир, ну, и он сам…вот…а затем наступает период социализации, да…и тут ребенку уже необходимо читать, чтобы отвечать общественным запросам, что называется…вот так, наверное…» (Т., 35 лет),
и во многом зависят от ряда объективных обстоятельств
«Ну…опять же, я думаю, с тем, что у людей появляется много других возможностей получить информацию…те же компьютеры, Интернет, да…а материальное обеспечение библиотек при этом оставляет желать лучшего…» (О., 30 лет)
          Предложение определить круг проблем, с которыми в первую очередь сталкиваются молодые библиотекари привело нас к определённому набору повторяющихся в каждом тексте сюжетов, таких как:
- слабое техническое оснащение библиотек
«…коллеги вот приезжают на семинары…тоже вот из небольших городов, из Североморска, из Ловозера, и вот там, как-то…побогаче, мягко говоря…потому что у нас…ну…пользовательских таких компьютеров, за которыми читатели могут…сами там что-то поискать в электронном каталоге, у нас таких нет…у нас в секторе один компьютер, на котором работают только библиотекари…а читателей мы не пускаем…Хотелось бы, конечно…ну, ведь двадцать первый век, собственно, на дворе, но…пока здесь, увы, ничего хорошего.» (С., 32 года)
«…очень если так банально сказать, хочется чтобы у нас был электронный каталог. Но опять же у нас вот одна программистка и она не успевает одна, потому что она обслуживает все филиалы, и, конечно, работы у неё много. А это нужен определённый человек, чтобы он этим занимался.» (Т., 32 года)
 «Ну…это, в первую очередь, техническое оснащение…что работаем на допотопном уровне…Компьютеров нет просто…нет выхода в Интернет…а это все надо, очень трудно без этого…очень маленькая зарплата…» (О., 30 лет)
- недостаточность фондов
«Литературы мало. Очень мало, я бы сказала…не хватает…Все читано-перечитано и, как бы, не очень хорошего качества. Но мы…в данном случае, наверное, гонимся уже за количеством…я имею в виду, в плане оформления книги…содержание-то тоже, бумага, переплет похуже, но хоть что-то…по крайней мере, дешевле и можно еще что-нибудь заказать…» (С., 32 года)
- зависимость своей деятельности от ряда бюрократических показателей
«…раньше, мне кажется, такой  массовой работы библиотекарь не вел…все эти экскурсии, какие-то мероприятия, встречи, лекции, я не знаю…хватало внутренней работы…сейчас мы выходим в массы, чтобы как-то привлекать…и радио, и в газетах все эти объявления, какие-то встречи, то есть, уже и депутатов приглашаем, и с центра занятости, и с соцзащиты, ну, в общем, все области уже, мне кажется, задействованы…то есть это уже, по моему, даже не библиотечная работа, а культмассовая часть какая-то получается… а руководители от нас постоянно требуют…цифру, то есть, читателей, количество читателей…Это, наверное, еще советская система осталась…недостаток; мне кажется, библиотека должна существовать, и сколько в нее пришло сегодня читателей – десять человек или сто десять – это неважно, все равно она должна быть. Сегодня никто не пришел, завтра очень много придет. Ни в коем случае эти цифры не должны влиять, там, на зарплату, на разряды, на квалификацию, а это, как бы, все записано: если меньше, там, ста…ну, я условно говорю…то снимается разряд, допустим…лишается премии…Это неправильно, по моему…» (С., 32 года)
- низкая заработная плата
«…зарплата, в смысле…то, что ее, может быть, мало…ну, я уже говорила, для меня это не так важно, мне того, что сейчас, хватает, и нормально… Ну, это неудобство, не более того, наверное…» (Ю., 22 года)
«…Материальные, да. Мало зарабатываем, мало. Если библиотекарь никакой другой работой не занимается кроме этой, то не может много зарабатывать.» (Н., 32 года)
- недостаточность собственных знаний
«Это  то, что человеку всё равно невозможно всё знать.» (Н., 32 года)
«Трудности…это, наверное, в первую очередь, нехватка времени…очень много времени занимает, когда надо найти какую-то книгу человеку…и даже бывает, что и не можешь найти…просто всего же не перечитаешь…» (Л., 32 года)
«Знаете…вот до сих пор помню случай…это когда я только начинала работать, и пришел читатель и спросил «что-нибудь по вулканизации». Я его послала к стеллажу геологии и географии…мне почему-то показалось, что это именно про вулканы и именно там и должно находиться…вот…Потом он ушел…не нашел ничего…сказал: «У вас ничего нет»…а я потом узнала, что вулканизация – это, оказывается, химический процесс…что-то с резиной связанное…Это было для меня просто ужасно…» (О., 30 лет)
- проблемы, определяемые общением с читателями
«… они часто и сами не знают, что конкретно им надо, вот, и они ждут от библиотекаря, что он сам догадается, что же все-таки нужно…а еще…еще то, что они тоже приходят не только чтобы просто книгу взять, но и за общением, наверное…тоже…и к  ним нужно искать подход…» (Л., 32 года)
«…Ну, что запомнилось…ну, вот до сих пор помню…и не только я одна помню…анекдот просто…когда пришел ребенок и спросил: «У вас есть Повести?» - «А автор какой?» - «Белкин»… ну, то есть «Повести Белкина». Вот…ну, еще, вот, к сожалению, и плохое было…когда приходят и матом тебя поливают…дети…ну, вот просто ни с того, ни с сего…и ты сидишь и не знаешь, что делать: то ли, извините, взять и просто шибануть его стулом, то ли сказать: «Выйди и закрой дверь», вот…» (Т., 35 лет)
«…И, конечное, общение с людьми. Есть такие, конечное, приходят с негативом. А ты же ему грубо не скажешь? Вот, стараешься, как бы смягчить. Правда, иногда, бывает, не получается, но стараешься, стараешься во всём.» (Н., 32 года)
Совокупность подобного рода «проблемных сценариев» понимается и озвучивается респондентами как неотъемлимая часть «бюджетного существования», общего с такими профессиями, как учителя и врачи
«…сходство есть, конечно… работаем на государство, в конце концов…хоть оно и не замечает этого.» (Л., 32 года)
«…мы…так же ждем зарплаты от числа до числа, так же думаем, выдадут ли нам завтра ее или нет…как и учителя, и врачи…Главное, наверное, то, что мы все ходим под государством…то есть, даже не то, что мы работаем на государство, там, или работаем в госучреждениях…дело даже не в этом, а в том, что мы зависим от государства полностью…куда оно швырнет нас, туда мы, как говорится, и полетим…»  (Ю., 22 года),
но и отличного от них
«….преподаватели, медицина, образование, учителя – они бюджетники, мы, вроде как,  тоже бюджетники. Но как-то вот, знаете, говорят, что все равны, но почему-то они равнее. И мы как-то всё равно бюджетники, но, наверное, с маленькой буквы, а они – бюджетники с большой. Поэтому вот не знаю, всё равно чувствуется по отношению к культуре какая-то, ну… недооценка, да, недооценка..
Ну да, вот те же врачи – они находятся на каком-то другом уже положении. То есть о них думают. Вот, в том году, ну, какие-то изменения были даже, в тех же зарплатах.» (С., 32 года)
«…Просто им периодически все-таки повышают содержание, а нам вообще не повышают…только этим и отличаемся.» (О., 30 лет)

        (2) Анализ представлений о профессиональном поле позволяет выделить две основные составляющие общей картины:
- представления о личных и профессиональных качествах, присущих библиотекарю, в совокупности позволяющие говорить об устойчивом «автостереотипе».
Основанием подобного рода представлений является, безусловно, представление о професии библиотекаря, как о професии преимущественно (а то и исключительно) женской:
«… не вижу я мужчину в этой профессии. Может быть, где-то и работает мужчина. Вот, я знаю, что в научной библиотеке, в медицинском отделе работал мужчина, ну, как-то я не чувствую, что это мужское дело, не чувствую, потому что всё равно здесь нужно быть очень таким вот скрупулезным, это женщине присуще, всё-таки. Это женские такие качества» (Т., 32 года)
«….по преимуществу женская…даже не знаю почему…но мне кажется, что это все-таки женская профессия.» (Л., 32 года)
«Ну…это, я думаю, женщина средних лет…очень доброжелательная…очень эрудированная…очень терпимая, толерантная, конечно же…» (Л., 32 года)
Причём, в данном случае респонденты транслируют подобное представление не только как исключительно своё, но и как повсеместно распространённый стереотип:
«Да, конечно, есть стереотипы…например, что библиотекарь – это обязательно женщина…и только женщина, хотя это и не так…вот в Кировске есть библиотекарь-мужчина…так что это неверно.» (Т., 35 лет)
«…ну, вот известный такой стереотип, что библиотекарь – это «серая мышь», да…как обычно в кинофильмах показывают…тихая, неприметная, да…хотя это неверно совершенно…огромное количество здесь интересных людей…» (Л., 32 года)
«…например, то, что библиотекарь – это сугубо женская, скажем, профессия…ну, в принципе, так ведь, по большому-то счету, и на самом деле, и я это вижу… все считают, что библиотекарь – это сиди да книжки выдавай, а мужчина, там, должен чем то серьезным, сложным заниматься…»  (Ю., 22 года)
Среди качеств, необходимых в работе библиотекарю, респонденты выделяют следующие:
•    терпение (терпимость), доброжелательность, тактичность, умение сглаживать ситуацию, коммуникабельность, общительность, умение подойти к человеку;
«… у неё должно быть такое выражение лица, чтобы к ней захотелось подойти.» (Т., 32 года)
«… Библиотекарь всё равно, мне кажется, какой-то образец культуры, в какой-то степени, и педагог тоже. Поэтому надо находить контакт с читателем – это самое главное.» (Л., 32 года)
«… Ну, вот что касается детской библиотеки…это, естественно, очень сильная терпимость…просто сейчас такие уж дети, да…оголтело бегают по коридорам и могут и матом, извините, обложить, бывает и такое…и надо при этом держать себя в узде… Терпимость к разным детям, и к накуренным, и к абсолютно бестолковым, которые не могут до тебя донести даже самое элементарное, простой запрос не могут сформулировать.» (Т., 35 лет)
«…умение разговаривать, умение удерживать аудиторию, особенно когда детей много…фактически, вот чем владеет воспитатель в детском саду, тем же и здесь должен владеть библиотекарь…» (Т., 35 лет)
«…даже должен быть немножко психологом.» (О., 30 лет)
•    сосредоточенность, организованность, дотошность, усидчивость;
«…то есть если ты уже ищешь что-то, надо обязательно найти, и найти в полном объеме.» (С., 32 года)
•    специфическая эрудированность, умение ориентироваться в информации;
«…Знания важны, конечно, раз работаешь в библиотеке, здесь же огромное количество информации, и надо в ней ориентироваться…» (Ю., 22 года)
«…Библиотекарь должен уметь найти читателю информацию, которую тот сам не может найти. В определённом случае даже подойти, на страничке показать, чуть ли не даже подчеркнуть то, что надо переписать – это часто бывает.» (Н., 32 года)
«… в нашей профессии главное – это уметь ориентироваться в источниках информации и правильно преподносить это читателям.» (С., 32 года)

- представления о профессии библиотекаря, распространённые, с точки зрения самих библиотекарей, среди других людей (стереотипы восприятия профессии):
«…все считают, что это скучная работа…сидишь, там, в книгах копаешься, да…и отношение такое…пренебрежительное несколько…вот.» (Л., 32 года)
«… Толстые и некрасивые - практически все так думают. Вот когда  знакомишься с людьми – я вот когда ещё училась, говорила: «в Университете Культуры». Спрашивали: «На кого, на артиста?». Или спрашивают: «А чего там учиться? Чего там, книжку не выдать?». То есть у человека сложился стереотип – вот он пришёл в библиотеку, говорит: «Мне нужно то-то, то-то». И библиотекарь ему выносит книжку.» (Н., 32 года)
«…считается, да, что эта профессия скромная, тихая, неинтересная…вот если почитать, послушать, так получается, что библиотекарь – это забитая, с пучком на голове…» (Т., 35 лет)
«А, в принципе, знаете, ещё у меня случай был, когда я  тоже ещё училась. Познакомилась с человеком, а он мне говорит, что чтобы работать библиотекарем, ну, женщине, чтобы работать библиотекарем – у женщины должен быть богатый муж. То есть она вот она пошла на работу, посидела. Я говорю, стереотип-то сложился, что библиотекари сидят, чуть ли не крючком там вяжут, вышивают. И поэтому, как это, те деньги, которые она заработала – это чисто её деньги, на помадки, там. Вот. Вот он и сказал, что муж должен много получать. А если муж немного получает, то какие же тут помадки?» (Н., 32 года)
«Конечно…в первую очередь то, что это «серая мышка»…Это просто с самого детства…и в литературе, и в кино…библиотекарь всегда ассоциировался с «серой мышкой»…» (О., 30 лет)
«…Так и сложился стереотип, что синий чулок, страшненькая, незамужняя, в основном.» (Н., 32 года)
«….А вот некоторые говорят: «Ну, и что там, библиотека, что, туда ещё кто-то ходит? И что там делать?” То есть, как-то очень скептически к этому относятся.» (Т., 32 года)
       При этом, совершенно отчётливо в текстах анализируемых интервью представлено понимание того, что отношение к профессии в обществе не складывается из одних только стереотипов:
«…Совершенно недавно вот я сказала одному молодому человеку, что я библиотекарь – он восхитился. Вот, серьёзно. Может быть это, конечно, знаете, какая-то старомодная вещь, да, раритетная профессия, потому что в основном все экономисты, бухгалтера, предприниматели, и  юристы. А тут вот библиотекарь – каждый день ты и не встретишь  библиотекаря. И он прямо аж так: «Ой, ты что?». А  я говорю: « А что?». Он говорит: «Нет, ну там же столько надо знать, такой объём информации». То есть, он восхитился.» (Т., 32 года)
«… Они рады за то, что я  нашла своё дело. И некоторые, вот, даже завидуют, потому что читать среди моих знакомых любят многие, и они завидуют то, что я, у меня всегда всё это под рукой, я  всегда всё это могу это взять.» (Т., 32 года)
«…И некоторые говорят, что вот придти сюда и даже вот просто отдохнуть душой, посидеть, отдохнуть. У нас некоторые читатели приходят сюда даже просто позаниматься – то есть они пишут что-то, но даже не по работе, вернее, не за книжками приходят, а просто для себя. Вот, один мальчик пришёл, молодой человек – вот он говорит: «а можно я посижу тут, мне нужно письмо написать, то-то написать – у Вас тут так хорошо». (Т., 32 года)
 «…При этом никакого негатива, там, да…ну, я не знаю, иронии какой-то, что ли, что вот, дескать, работаешь, там, задарма или что-то в этом роде…там, зачем ты сюда пошла…ничего подобного, все хорошо это воспринимают.» (Ю., 22 года)
«Ну, на самом деле, хорошо относятся…ну, бывает, иногда подшучивают, что, дескать, очень умная, раз пошла вот в библиотеку …» (О., 30 лет)
          Своеобразный особый показатель отношения к своей профессии «внешней среды» респонденты невольно определяют, описывая реакцию на   работу в библиотеке в своих семьях и ближайшем дружеском окружении – спектр описываемого простирается от   «…дедушка профессию мою не одобрял, он сказал, что это нищенская профессия …» (Н., 32 года), до
«…но для мамы было в первую очередь главное…ну, в принципе, и для меня…вот…что главное – это попасть на стабильное место, где знаешь, что будешь работать, и ничего там…не развалится, не уволят просто так…вот…ну, а деньги уже приложатся, как бы…вот. Ну, то есть она просто была рада. Да и я, в принципе, тоже была рада, что устроилась…и могу сказать, что не разочаровалась до сих пор, слава богу…»  (Ю., 22 года)

          (3) Все респонденты в ходе интервью демонстрируют желание оставаться в том профессиональном пространстве, в котором они находятся, 
при полном понимании того, что оно не является ни пространством, привлекательным по финансовым параметрам, ни пространством открывающихся карьерных перспектив (своего рода типичным в этом смысле является следующее высказывание:
« …ну какая у нас перспектива? Как бы я уже всё равно библиограф – максимум, что я могу – это быть, скажем, главным библиографом, вот. Но это максимум.. Честно говоря,  в нашей работе, в нашей системе я не вижу перспектив. Я имею ввиду рост карьерный.» (Н., 32 года)).При этом могут быть, на наш взгляд, выделены две мотивационные модели этого желания:
а) мотивация стабильности

«Не знаю…ну…может быть, привычка…но…тривиально слишком звучит…наверное…ну…мне здесь просто комфортно…Мне нравится, что я работаю в таком коллективе, что это надежное место…ну, то есть не попрут, есть гарантия какая-то, да…защита, что ли …просто на работу каждый день идешь с радостью…» (Л., 32 года)
«Мне просто нравится здесь работать. Это для меня самое главное. Я нахожусь в тепле постоянно…я не нахожусь где-то там…на рынке, да, на морозе, не морожу себе нос…я, как бы,  нахожусь в том обществе, где…ну…где мне комфортно…причем и физически, и морально, потому что у нас здесь прекрасный коллектив, мы действительно как одна семья здесь, и так же и к читателям относимся, так что…это главное…поэтому я отсюда и не уйду в обозримом будущем. Здесь есть уют какой-то…я не знаю, где бы я еще нашла такой уют, даже при том, что, может быть, чисто в денежном отношении я получала бы больше…То есть просто нравится, в первую очередь…поэтому, наверное, и другие люди остаются…» (Ю., 22 года)
«…просто здесь надежнее…все-таки, как-никак, единая система, госпредприятие, можно сказать…то есть не возьмет и не развалится ни с того, ни с сего…есть гарантия, есть место, есть, в принципе, хоть какие-то перспективы, да…это, конечно, имеет значение…это тоже ведь не все могут найти…а это важно, особенно если своя семья уже есть, тут, в принципе, важно, чтобы была какая-то обеспеченность и уверенность в завтрашнем дне, что ли…» (О., 30 лет)

б) мотивация развития
«….я, например, понимаю, что не продвинусь куда-то там наверх, соответственно с тем чтобы потом больше получать, я это прекрасно понимаю…Другое дело, что, что это меня не выбивает каким-то образом из колеи, да…и это потому, наверное, что для меня в этой работе материальная составляющая, как бы, не определяет все абсолютно…Я вот уже пять лет с лишним проработала здесь и уже достаточно спокойно к этому отношусь. И даже не в том дело, что я, скажем, поскрипела зубами и примирилась с этим, нет…просто я, наверное, с самого начала это представляла…ну, то, что особо так подняться в плане статуса, там, и денег не получится… А с другой стороны, вот, скажем, рост качеств личностных, он заметен, ощутимо причем заметен…То есть это и эрудированность в первую очередь, потому что постоянно приходится искать какую-то литературу, я говорила уже об этом…и в плане общения с людьми, причем с очень разными людьми, тут опять-таки опыта прибавляется, то есть, например, терпимость, доброжелательность, это, можно сказать, даже в привычку входит в какой-то степени» (С., 32 года)
«Потому что мне здесь интересно. Это главное. Не будет интересно – уйду в другое место…вот так. А пока мне интересно здесь. Просто на работу надо идти с удовольствием …» (Т., 35 лет)


IV.  Выводы по результатам исследования

          Сфера культуры, составной частью которой являются библиотечные учреждения, не только финансируется в сегодняшних условиях по «остаточному» уровню, но и приблизительно в таком же режиме становится предметом социологических исследований. Особенно наглядным это становится в тех случаях, когда речь не идёт о статистических материалах и анкетных обследованиях читателей. Человек (в нашем случае – молодой человек), работающий в сфере культуры, его мотивации, его представления о собственной профессии – её значимости, или наоборот, бессмысленности, круг его личных и профессиональных интересов и ожиданий – вопросы, достаточно редко попадающие в поле социологического внимания. Любое усилие, направленное  в сторону освещения этих вопросов, пусть даже и выборочное, носящее фрагментарный характер, на наш взгляд – небесполезно.
На основании анализа текстов интервью, собранных в рамках данной работы, представляется  возможным сделать ряд предварительных выводов, которые, по нашему мнению, могут скорректировать направленность дальнейших исследований в этой проблемной области. В целом эти выводы могут быть представлены следующим образом:
- биографический опыт представителей данной профессиональной (и возрастной) группы до начала работы в библиотечном учреждении по основным показателям представляется достаточно типичным:
семейное воспитание с ориентацией на родителей и старших родственников как на «значимых других», но без давления со стороны семьи в плане будущего профессионального самоопределения;
достаточно сильная мотивация к обучению и способности к нему (раннее чтение в большинстве случаев), но результаты, при отсутствии «сфокусированности» - средние («не отличница, конечно» - распространённый вариант самоопределения);
определение в области профессионального обучения носит, по большей степени, случайный характер (в данном случае неважно, идёт ли речь о профессиональном обучении по специальностям «библиотекарь» и «библиограф», или по каким-либо другим специальностям);
- своё положение в профессиональном поле сейчас большинство респондентов  понимают как стабильное, зависящее в большей степени от их собственных усилий, а не от складывающихся обстоятельств. Это по многим параметрам «скромная» стабильность – с пониманием ограниченности карьерного роста и финансовой недостаточности, но тем не менее она респондентов вполне устраивает. Одним из подтверждений этого служит фактическое отсутствие в материалах интервью мотива готовности поменять профессию библиотекаря на другую, как только представится удобный случай (т.н. состояние «предтекучести»);
- интересным представляется результат сопоставления представлений молодых библиотекарей о качествах, необходимых библиотекарю и их же представлений о том «что думают о нас люди». Фактически, несмотря на целый ряд оговорок, перед нами своеобразные варианты «позитивного» и «негативного» портретов профессии, причём большинство респондентов своё положение маркирует как «середину», т.е. внешняя оценка профессии безусловно неправильна, но до «эталона» лично я не дотягиваю (достаточно часто при этом в качестве такого «эталона» приводятся старшие коллеги);
- мотивация продолжения  профессиональной деятельности задаётся двумя моделями: моделью «психологического дохода» (моральная компенсация возникающих трудностей, радость общения с людьми, внутренний рост) и моделью достигнутой стабильности (относительные социальные гарантии, связанные с «бюджетным положением»).     
Одним из возможных продолжений данного исследования могло бы стать сопоставление полученных по данной возрастной группе результатов с подобного рода материалами по другим возрастным группам этой профессии, либо по таким же возрастным группам представителей других профессиональных групп.

Источник
 


  

Комментариев нет:

Отправить комментарий