«Реакция публики зависит прежде всего от того, как ведут себя сами библиотекари. Если они с беспокойством говорят о своей профессии или начинают рассматривать библиотечное дело в терминах других наук (и прежде всего информатики), окружающие начинают воспринимать библиотекарей как униженных или незначительных людей. Если же вы веселы и не стесняетесь того, что вы являетесь библиотекарем, посетители библиотеки это запомнят и впредь будут относиться к библиотекарям гораздо лучше. Надо говорить правду, чем занимается каждый конкретный библиотекарь, и не прятаться за красивыми терминами»

К. Кунц

Постоянные читатели

среда, 4 августа 2010 г.

«Не верьте мифам о библиотеках!»

Алиферова Лилия Ивановна—директор Саратовской областной библиотеки для детей и юношества им. А.С. Пушкина. Родилась в Балакове 10 января 1937 г. С1955 г. живет в г. Саратове. Окончила Вольское пед. училище, исторический факультет Саратовского государственного университета, отделения научных библиотек Московского государственного института культуры. Работала педагогом-методистом, библиотекарем, зав. научно-методическим отделом Центральной гор. библиотеки г. Саратова и, наконец, директором Пушкинской библиотеки. Она преобразовала ее в прекрасный социальный институт детства, который занимается просвещением, информацией, культурно – досуговой и воспитательной деятельностью. Являясь директором ОБДЮ им. А.С. Пушкина, принимает самое непосредственное участие в развитии библиотечного дела в родном городе и в Саратовской области.


Являясь вице-президентом Ассоциации провинциальных детских библиотек России и чл. Российской библиотечной ассоциации, Алиферова принимает активное участие в общественной жизни библиотек. Руководила секцией и семинаром детских и юношеских библиотек по проблемам детского чтения в рамках программы конференции РБА «Саратов — библиотечная столица России» в 2001 г., принимала участие в Российском конгрессе в поддержку чтения и в обсуждении национальной программы «Сохраним духовность России» в Москве.
Награждена многочисленными почетными грамотами Министерства культуры, администрации г. Саратова, губернатора Саратовской области, ей объявлена благодарность губернатора области и вручены нагрудный знак Министерства культуры РФ «За достижения в культуре» и Почетный знак губернатора обл. «За благотворительность и милосердие». Заслуженный работник культуры РФ.


Государственные ордена и медали часто вручаются военным, выдающимся общественным деятелям, известным спортсменам, популярным актерам и певцам. Но, оказалось, что внимания власти может удостоиться и простой библиотекарь. Именно такая история произошла с Лилией Алиферовой, директором Саратовской детской библиотеки для детей им. А.С. Пушкина. В середине февраля Дмитрий Медведев подписал указ о награждении ее орденом «За заслуги перед Отечеством» II степени. Корреспондент «Взгляда» встретился    с Лилией Ивановной и обнаружил, что о жизни современной детской библиотеки мы почти ничего не знаем.
 
ЛОМАЯ СТЕРЕОТИПЫ
 
  – Лилия Ивановна, почему вы выбрали профессию библиотекаря?
  – Вообще-то в детстве я хотела стать педагогом. Моим любимым преподавателем в школе была учитель истории. Я до сих пор помню, как она приходила на урок с потрепанным учебником, завернутым в старую газету. Класс сразу же замолкал – ее одновременно и боялись, и любили. Сразу после школы я окончила педагогическое училище в Вольске по специальности «педагогика и психология». Как отличница  могла уехать в Ленинград и продолжить обучение в педагогическом институте им. А.И. Герцена. Но мама побоялась отпускать меня в чужой город. Вместо этого я поступила в СГУ на исторический факультет и параллельно устроилась на работу  в систему областного отдела здравоохранения. Я как педагог-методист проводила занятия с детьми, которые вынуждены долго лежать в больницах. После этого год преподавала историю в школе рабочей молодежи, но это занятие мне быстро приелось. И тогда будущий редактор газеты «Заря молодежи», который учился со мной на одном курсе, посоветовал мне попробовать себя в роли библиотекаря...
  – Вы решили рискнуть?
  – Да. Для меня библиотека тогда была воспоминанием из детства.  В Балакове, где я жила, это заведение было суперпопулярным –  каждый день там выстраивалась огромная очередь. Но располагалась она в тесном темном полуподвальном помещении, а оттого была очень неуютной. Таким же неуютным мне показалось и мое новое место работы – библиотека №8 на 2-й Дачной. Увидев этот маленький покосившийся домик, я сразу поняла, что находиться там целыми днями не смогу. Другое дело, центральная детская библиотека – мне здесь сразу понравилось. Наверное, поэтому я и проработала там 20 лет. И только потом пришла в Пушкинскую.
  – И не было скучно среди книжных полок?
  – То, что среди книг можно от скуки умереть, – это устойчивый стереотип. На самом деле, работать было интересно. Ведь каждый день приходило по нескольку сотен детей. Все с разными вопросами, всем надо помочь.
  Со временем я освоилась и получала удовольствие от того, что точно знала, в какой книге, журнале или газете находится нужная  информация.
  – Еще один стереотип, что работать в библиотеке очень легко …
  – Когда к нам приходят журналисты, то первый вопрос, который они задают: «Что вы еще делаете, кроме того, что книги выдаете?». Но выдача книг – это только верхушка айсберга! Прежде чем издание попадет на полку, его надо просмотреть, правильно классифицировать, систематизировать, внести в нужные библиографические списки, в электронный каталог. В прошлом году мы получили 20 тысяч новых книг и с каждой, представляете – с каждой работали по такой схеме. Все это делается для того, чтобы издания попросту не затерялись среди огромного количества литературы. Поэтому, если в библиотеке вам быстро и безошибочно находят нужную книгу, значит, люди там работают правильно.
В БИБЛИОТЕКЕ                      ТОЛЬКО ДЕВУШКИ
 
  – Сегодня профессию библиотекаря трудно назвать популярной…
  – Вот уже почти десять лет в Саратовском училище культуры на дневном отделении по специальности «библиотекарь» нет студентов. И даже те, кто заочно оканчивают училище, не идут потом в библиотеку. И в первую очередь потому, что пока эта работа низкооплачиваемая. В столице в федеральных библиотеках сотрудники получают сегодня 11 тысяч, в провинции эта сумма редко дотягивает до 7 тысяч. Так уж исторически сложилось – библиотекари никогда много не получали.
  – В представлении многих это должны быть или тургеневские девушки или те, кто попал в безвыходное положение …
  – Когда люди приходят устраиваться на работу, я их всегда спрашиваю, как они расценивают для себя это место – как временное или как постоянное? Не все искренне отвечают. Некоторые сначала убеждают меня, что это веление души, а потом… Отработают пару месяцев и увольняются, чтобы получать пособие по безработице. А иногда честно признаются – мол, хочу поработать здесь, чтобы отдохнуть, чтобы меня никто не трогал. Я тогда сразу говорю, что человек ошибся адресом, что об отдыхе и речи быть не может. В конечном счете так и получается – некоторые просто не выдерживают бешеного темпа. Даже школьники, которые летом к нам приходят подработать, очень быстро устают и сбегают.
  – Много у вас молодых специалистов?
  – По штатному расписанию у нас работают 98 человек и почти половина из них люди в возрасте до 30 лет. Недавно хотели устроиться еще два человека, но все вакансии уже были закрыты.  То есть недостатка в кадрах нет. Что касается образования, то кого у нас здесь кого только нет – и филологи, и историки, и физики, и биологи, даже один педиатр есть.
  – То, что библиотекарь – женская профессия, это, по-вашему, плюс или минус?
  – Такое разделение по половому признаку пошло только с советских времен. До революции в библиотеках и музеях работали исключительно мужчины. Кстати, в свое время библиотекарем чуть не стал Николай Гаврилович Чернышевский. А вообще, мужчин в библиотеках, конечно, не хватает. У нас работали парни, но никто из них надолго не задержался. Хотя я видела, как к ним тянутся дети. Девочкам было просто любопытно с ними пообщаться, а мальчики им больше доверяли. Сейчас у нас работает несколько мужчин на технических специальностях. А один попал к нам вообще очень интересным путем – несколько лет назад отслужил по программе альтернативной воинской службы. Ему здесь так понравилось, что по окончании он не ушел, а остался работать в отделе информатизации.
 
ГЛАМУР  И  МУРАКАМИ
 
  – Как формируется библиотечный фонд? Приобретаете ли вы книги модных авторов?
  – В прошлом году министерство культуры выделило нам более миллиона рублей на покупку новых книг. В итоге мы приобрели около 20 тысяч книг. Среди них есть и дешевые по 50-100 рублей, и дорогие – до 2 тысяч. Каталог литературы для библиотечных фондов формирует некоммерческий фонд «Пушкинская библиотека». Он сотрудничает со многими издательствами и проводит очень качественный отбор. Например,  к нам никогда не попадут книги, где есть насилие, мистика. А за модой мы, напротив, стараемся следить. У нас на полках есть и Мураками, и Коэльо, и Уэльбек, и Донцова с Марининой. Специально для девочек мы даже гламурные журналы выписываем.
  – В чем принципиальное отличие детских библиотек от взрослых?
  –  Во взрослую человек приходит и четко знает, какая книга ему нужна и даже на какой полке ее надо искать. А дети зачастую и сказать-то ничего  толком не могут. Да и общение с детьми принципиально отличается от общения со взрослыми. Библиотекарю надо иметь просто ангельское терпение. Не каждый сможет ежедневно по миллиону раз отвечать на одни и те же вопросы. И не дай Бог вам рассердиться и накричать на ребенка, он ведь больше никогда сюда не придет. Раньше библиотекарям преподавали спецкурс по детской психологии, психофизиологии. Сейчас этого нет, и нам приходится уже на месте консультировать новых работников по этим вопросам.
  – Правда, что из-за засилия компьютеров дети стали меньше читать книг?
  – Могу вас уверить, дети не стали читать меньше! Это миф, который уже давно развенчан. У нас 27 тысяч читателей и 127 тысяч посещений в год. То есть многие приходят по 5-7 раз. Более того, дети стали учиться читать намного раньше. В советское время в библиотеку можно было записаться только со второго класса, то есть с 8 лет. А сейчас в нашей дошкольной группе есть детки четырехлетнего возраста, которые уже неплохо читают. Конечно, многое зависит от родителей, от того, прививают ли они своему чаду книжную культуру.
  – Какой он – ваш сегодняшний читатель?
  – Приходят абсолютно разные дети. Есть и «ботаники», с усердием перелистывающие учебники и энциклопедии. Есть модники с пирсингом, с волосами всех цветов радуги и дредами. Они читают книгу и одновременно слушают музыку в наушниках. А недавно мне сотрудники говорят: «Выйди на улицу, посмотри, что дети делают». Я опасливо выхожу, а там наши читатели фотографируются … на фоне библиотеки, рядом с барельефом Александра Сергеевича Пушкина. И кто после этого скажет, что современная молодежь бездуховна?!
  – У вас есть свои секреты – как общаться с детьми, приходящими в библиотеку?
  – Я всегда говорю своим сотрудникам: «Делайте что угодно, но ребенку в библиотеке должно быть интересно». Сейчас уже нет той советской методики, когда библиотекари в обязательном порядке должны были спрашивать у ребенка –  чем закончилась книга,  что он усвоил, понравилась она ему или нет. Детям сейчас ничего не навязывают. С ними просто пытаются наладить контакт. Маленьких вообще ни в чем не ограничивают. Они у нас в специальной комнате и на полу валяются, и в игрушки играют, и книжки на зуб пробуют. Для тех, кто постарше, есть компьютеры с выходом в Интернет, интересные видеоматериалы. Самое приятное, когда они получают пятерку в школе, а потом приходят и благодарят нас за помощь.
  – Чего сейчас больше всего не хватает городским библиотекам?
  – Прежде всего, площадей. Новых библиотек давно не строили, да и старым можно было бы расшириться. Например, я бы с удовольствием открыла в Пушкинской что-то вроде интернет-кафе. Это модно, интересно и могло бы привлечь новых читателей. А еще я бы переделала внутреннее пространство всех библиотек. Чтобы в читальных залах не было никаких барьеров, закрытых дверей, а только свободный доступ к книгам.  Вообще, детская библиотека – это достояние России. На Западе подобной сети учреждений нет. И мы обязаны сделать все, чтобы их сохранить, сделать интересными и жизнеспособными.

Источник

1 комментарий:

  1. Мне больше всего понравился ответ на вопрос: – У вас есть свои секреты – как общаться с детьми, приходящими в библиотеку? Я бы тоже в своей библиотеке организовала бы комнатку, чтобы дети могли поваляться. Но увы, помещение не позволяет :-)

    ОтветитьУдалить